Компания молодых дизайнеров из Бреста Fajno Design начиналась как «кружок по интересам». Трое архитекторов-третьекурсников Брестского технического университета – Марина Ахмадова, Игорь Царук и Денис Шпинок – поняли, что заниматься только учёбой скучно, и взялись выполнять различные проекты параллельно с парами в университете. Изначально они занимались визуализацией и дизайном интерьеров. Но позже ребята в поиске собственного узнаваемого стиля создали макет светильника в виде птички Marina’s Birds. К тому моменту ребята понимали: связывать свою жизнь с архитектурой у них нет никакого желания.

Прошло четыре года. Сегодня они – успешно работающий бизнес, на счету которого не только проекты интерьеров, но и дизайнерские вещи, произведённые и активно продающиеся.

Natatnik пообщался с руководителем дизайн-студии Дмитрием Царуком и дизайнером Игорем Царуком об участии ребят в проекте «Мой бизнес», трудностях в работе с государственными предприятиями и планах на будущее.

Вы прошли сложный путь от группы друзей, связанных одной идеей, до создания собственного бизнеса. Расскажите, как проходило образование вашей компании.

12974424_1053067284759010_5191272484118526513_nИгорь Царук (И.): Мы изначально не планировали ничего производить. Просто придумывали, как придумывается, параллельно с разработкой интерьеров. Но позже на «птичку» начали поступать заказы и тогда мы задумались. Присоединились ребята: Дима, Маша, Аня.

Дмитрий Царук (Д.):  Я попал в команду благодаря другому 14962774_1235536983174373_8177401233715154148_nсвоему проекту. Тогда я занимался Radio Start. Мы готовили презентацию проекта «Брест велосипедный» для PR-кветкі (международный студенческий PR-форум – прим. Natatnik). И ребят из Fajno я привлёк для создания визуальной составляющей презентации. Тогда с проектом мы заняли 1 место и выиграли сертификат на бесплатное участие в Minsk Invest Weekend. На тот момент я понимал, что если и идти с каким-то проектом на Invest Weekend, то скорее будет интересна идея дизайн-студии. Так мы вместе решили ехать представлять проект в Минск. Собственно, там мы и встретили Машу Ерёму – нашего PR-специалиста.

И.: Маша в нашу команду попала интересно. Нам постоянно приходили на почту какие-то письма на английском языке. Нужно было отвечать как-то грамотно, не через Google Translate. И мы просили знакомых переводить письма: то одного, то другого. А после общения с Машей я понял, что она очень хорошо знает английский. Мы начали просить и её. Она нам переводила, переводила…и допереводилась. Вот так постепенно она втянулась в проект.

«Она нам переводила, переводила…и допереводилась»

Д.: В этот момент я пытался найти того, кто сможет помочь с производством дизайнерских вещей. Мы писали различным компаниям не только в Беларуси, но и за рубежом. Нам отвечали, что «птичку» сделать будет либо очень дорого, либо невозможно. Одна компания из Москвы ответила нам по поводу изготовления корпуса: была озвучена цифра в районе 500 евро. Для нас это была неподъемная сумма. Параллельно мы продумывали, как изготовить голову для «птички». Изначально хотели сделать её из пластика, но нам объяснили, какие есть нюансы в работе с этим материалом. Одна форма для литья стоила 10 тысяч долларов. Плюс изделия должны производиться массово — тираж не меньше 50 000. Но в какой-то момент мы познакомились с Анной Петкевич, которая работает в производственной компании. Первоначально у Ани тоже не было возможности сделать корпус «птички». И уже когда мы подходили к проекту «Мой бизнес», у Ани появилось оборудование, на котором мы смогли всё сделать.

Дима, как вы справляетесь с управлением такой творческой командой?

Д.: Как справляюсь с управлением? Да никак (смеётся)! Конечно, не может быть всё идеально. Мне кажется, что сейчас каждый из нас учится. Учится общаться друг с другом так, чтобы находить общие грани пересечения, так, чтобы сглаживать какие-то конфликты. Это безумно сложно, но без этого, наверное, ничего не получится.

И.: На протяжении всей работы между нами, дизайнерами, постоянно возникают какие-то споры. Но мы их решаем. Главное, что есть общая цель, командная работа. У нас вообще международная компания получается (смеётся). Две девочки из нашей команды в Минске живут, одна в Азербайджане.

15094422_1240376106023794_2856223126190156469_nРасскажите о том, как вы решились на участие в проекте «Мой бизнес».

Д.: Нас все подталкивали, мол, ребята, у вас классная идея, почему вы не попробуете? Так мы решились податься на кастинг. Мы не знаем, сколько поступило заявок изначально, но на кастинг пригласили более 800 человек. Мы выступали под номеров 660. Жаль, что не 666 (смеётся).

И кастинг вы прошли успешно.

Д.: Да. Мы попали в команду ментора Даниэля Крутцинны. Даниэль видел нас скорее как дизайн-студию, которая генерирует свои идеи и продаёт их, а не как компанию, которая занимается выпуском вещей. Нас это немножко пугало. Мы хотели продавать свои вещи сами. И тогда мы договорились о том, чтобы постараться найти золотую середину. Мы будем двигаться в том направлении, в котором хотим, но при этом постараемся поработать в том направлении, в котором нас видит ментор: постараемся поработать с различными госпредприятиями. Его идеей было показать государственным предприятиям, что можно сделать для них классный дизайн, расширить географию продаж. Это была его идея. Но что из неё получилось –  можно было видеть по ходу проекта. В результате сотрудничества с государственными предприятиями не получилось.

«Дизайн? Что это вообще такое? Мы вот десять лет уже производим стулья, они у нас хорошо продаются раз в год. На складе лежат, ну и чёрт с ними»

Почему?

И.: Им, во-первых, никому это не интересно.

Д.: Нет, им, может быть, и было бы интересно, если бы у них были под это выделены отдельные деньги.

И.: Да, во-вторых, у них нет денег и они не готовы вкладывать неизвестно во что. «Дизайн? Что это вообще такое? Мы вот десять лет уже производим стулья, они у нас хорошо продаются раз в год. На складе лежат, ну и чёрт с ними». Люди покупают, потому что у них выбора нет. А производители зарплату получают, и у них всё хорошо.

Поэтому вы пытались найти варианты производства ваших собственных продуктов?

Д.: Да. Под управлением Банка развития, который взял нас под крыло, есть холдинг предприятий деревообрабатывающей промышленности. Мы разослали им письма. Предполагалось, что они помогут нам с составлением наших деталей для «птиц». Но в итоге из всего холдинга мы не нашли компанию, которая могла бы нам помочь с их изготовлением. Большая часть сказала сразу, что они специализируются не на конечном продукте, а на заготовках. А остальным было просто неинтересно.

Заготовка для светильника Marina's Birds
Заготовка для светильника Marina’s Birds

И.: В принципе, когда мы шли на проект, с деревянной частью было более-менее понятно. Оставалась проблема – сделать стеклянную голову. Вариант был – работать с «Неманом».

Д.: От пластиковой головы мы отказались – это выходило очень дорого. Изначально завод «Неман» очень тяжело шёл на контакт, но команда ментора помогла нам решить эту проблему. Однако возникла другая: «Неман» должен был сделать нам пресс-форму, но на их оборудовании форма выдалбливалась около месяца. Это долго, и в итоге получался совершенно не тот уровень качества конечного продукта. Нам это совсем не подходило, и тогда мы просто забрали у них кусок этого железа. Аня нашла знакомых, которые по специальной модели сделали всё, что нужно, и отдали обратно в «Неман».

15326300_1372117989473217_9051071391702173588_o
С другими участниками проекта «Мой бизнес»

Вы не победили, однако всё равно что-то вынесли для себя из участия в проекте.

И.: Самое главное, что нам дал проект – это знакомство с интересными и полезными людьми. Для нас стали открыты те двери, в которые мы раньше не могли достучаться.

Д.: Если говорить серьезно, проект очень сильно дисциплинировал и загонял в рамки. Мы понимали, что времени на раскачку у нас нет. С точки зрения организации, наверное, структурировались больше. Я не могу сказать, что всё сложилось идеально, но в большей степени появилось хотя бы видения будущего. Мы, наконец, стали ООО «Файно Дизайн», мы зарегистрировали товарный знак.

И известности, наверное, прибавилось?

И.: Еще до проекта мы были больше известны не в СНГ, а за границей. Проект дал нам известность в Беларуси. Хотя я не могу сказать, что это какая-то массовая, бешеная известность.

Если сравнивать беларуского и зарубежного заказчика – с кем работать приятнее?

И.: Более профессионально к работе относятся заказчики зарубежные. Самый лучший опыт работы у нас с иностранными заказчиками. Они подходят изначально профессионально. Они не просто идут к тебе заказывать дизайн, потому что ты дизайнер. Они посмотрели всё твоё портфолио, они понимают, что их устраивает то, что ты делаешь. Что касается предметов интерьера, из-за границы пока больше заказов. Хотя интерес есть и у беларусов.

13680231_1149831158411623_689724683739162634_o
Часы “Around the Moon in 60″

Д.: Из тех, кто спрашивает, правда, покупают единицы, но мы видим, что интерес есть. Иногда даже к нам обращаются и просят вещи для подарка. В целом есть интерес и в Беларуси.

Есть ли заказчик, с которым вы не будете работать ни за какие деньги?

И.: Есть. Это люди, которые обращаются, не посмотрев портфолио, не узнав, в каком стиле мы работаем. А просто потому, что ему кто-то посоветовал, мол, прикольные ребята, обратись к ним. А еще это заказы, в которых ты сразу видишь: это не принесёт тебе никакого удовольствия, больше провозишься.

А пробовали ли вы предлагать свои дизайнерские идеи мебельным фабрикам? Сегодня сложно найти что-то интересное — будто привет из прошлого.

И.: Может, оно ещё с тех времён и осталось (смеётся)? Реально не готовы госпредприятия работать именно с дизайном. У них есть разработанные коллекции, у них есть штатный дизайнер, назовём его Василий Викторович, который разрабатывает эти коллекции, которые будут быстро и дёшево произведены. Естественно, у людей есть спрос на такую продукцию. А спрос есть потому, что выбора нет.

«Чтобы тебе на госпредприятии крутой дизайнер сделал проект, нужно пройти  десять кругов ада: один худсовет, второй худсовет, третий… И каждая уборщица подходит и говорит, что нужно подправить»

Ещё проблема с дизайном состоит в том, что у нас не хватает профессионалов. У нас крутых дизайнеров в Беларуси можно пересчитать по пальцам. Даже взять сферу образования: дизайнеров учат делать такой дизайн, который будет подходить госпредприятию. Вот они выпускаются и идут работать на это госпредприятие.

Д.: Мне кажется, что такая ситуация складывается потому, что на этапе производства мебели, к примеру, в США, насколько я знаю, порядка 5% заложенной стоимости закладывается под дизайн. А у нас я не знаю даже, включается ли такой процент в стоимость.

13087078_1050058588366458_8949167233233611992_oИ.: А еще у нас всё упирается в бумажки. Даже в искусстве! Чтобы тебе на госпредприятии крутой дизайнер сделал проект, нужно пройти  десять кругов ада: один худсовет, второй худсовет, третий… И каждая уборщица подходит и говорит, что нужно подправить.

Д.: Мы участием в проекте «Мой бизнес» хотели показать, что Беларусь выделяется не только своими IT-компаниями, но в Беларуси может быть и классный промышленный дизайн.

Чем планируете заняться сейчас? Какие ваши планы на будущее?

И.: Мы планируем наращивать продажи продуктов, которые у нас уже есть. И параллельно разрабатывать новые предметы. Дальнейшие наши планы – это уход в промышленный дизайн и разработка своих предметов.

Д.: Скорее даже работа над развитием собственного бренда. Чтобы в первую очередь Fajno Design ассоциировали не как компанию, которая делает дизайн интерьера, а компанию, которая продаёт клёвые предметы. Хотелось бы распространять географически свою продукцию. Мы даже хотим карту большую повесить на стену, где будет отмечено, в каких местах продаются наши вещи.

14632882_1215427298518675_2544221675518236344_nБыли ли у вас страхи, связанные с созданием собственного бизнеса?

Д.: У меня до сих пор страхов уйма. Они есть у любого предпринимателя. Это очень хорошо описывается пословицей «глаза боятся, а руки делают». Либо ты сидишь, боишься и ничего не делаешь, либо ты меняешь что-то.

И.: А вообще, все страхи угасают перед нашей верой в продукт (улыбается).

Д.: Конечно, проще просто ходить на работу каждый день. Ты отвечаешь за какой-то узкий кусочек работы. Но в перспективе ты понимаешь: ну да, проще, но чего ты достигнешь в будущем?

Фото: официальная группа Fajno Design в Facebook

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.